Раннее развитие

Мы играем

Развитие речи

ОБЖ и валеология

Физкультура

i 026

– В этой сказочной истории вы встретитесь с солнцем и сможете взглянуть на него с разных сторон, да и свои поступки по-новому оценивать научитесь.

Отправили родители Андрейку пожить какое-то время у деда. Совсем Андрейка в последнее время от рук отбиваться стал, пригляд постоянный нужен. Родители всё на работе, а Андрейка сам себе да улице всё больше предоставлен. У себя-то в городе он боевым петухом ходил, ко всем задирался да не по делу цеплялся. Непутёвый, говорили, парнишка растёт, без стержня внутри. Вот и отправили его по первому снегу в деревню к деду на поселение да на исправление.

– Дед мудрый, не один десяток лет на земле живёт, многое знает и тебя многому научить сможет, – сказали они в напутствие перед дорогой Андрейке.

Вот приехал Андрейка в деревню к деду, всё ему не так, как в городе, видится, всё в диковинку. Идёт не спеша, головой по кругу вертит, всё разглядывает. Дороги здесь под асфальт не спрятаны, поля, что шагом не смеришь, а лишь глазом едва окинуть можно. И леса по кругу, всё равно что дома высокие, только без жителей. Не то что в городе!

А вот и дом деда Василько: невысокий, из брёвен сложенный, на оконцах резные наличники да ставенки. У входа крылечко – высокое, столбовое, с трёх сторон миру открытое. А тут и сени за крылечком. Входит в них Андрейка, по сторонам озирается, всему удивляется.

– Деда! Василько! – закричал то ли от радости, то ли с испуга Андрейка.

– А, Андрейка пожаловал! Как же, как же, ожидаю уже. Да ты в сенях-то не стой, в избу, в горницу дальше проходи, – отворив дверь, улыбаясь в морщинки, заговорил дед Василько.

А в горнице не как в родном доме: стол дубовый посерёд стоит, лавки по бокам да печка с лежанкой. Вот и вся нехитрая обстановка. А на стене четыре разноликих маски солнышка висят, и у всех лица чем-то схожи, но всё же не похожи.

– А что это, дед? – указывает на них Андрейка.

– Это – мудрость одна, да ты погоди, поживёшь со мной годок, так всё и узнаешь.

Стали Андрейка да дед Василько вместе жить. Дед Андрейку всему учит, хитрости житейские рассказывает. А тут как-то дед Василько первую маску с ряда снял и в центр, над входом повесил.

– Вот и пришла пора первому солнышку властвовать, – говорит он.

– Как первому? Солнце ведь у нас одно! О чём это ты, дед?

– Солнце-то одно, а лиц у него четыре, – хитро отвечает дед Василько.

Смотрит на него Андрейка с недоверием, плечами пожимает и деду на то отвечает:

– Что-то ты, дед, в своей глуши совсем из ума выжил. Когда же у солнца лица были?

– А ты вот смотри: первое лицо солнце показало – нежное, тёплое. Как мама родная – ласковое. Только мама тебя ласкает и теплом нежным одаривает, а такое солнышко – землю. Не верится? Так на поле да на луг пойдём – сам всё и увидишь.

Вышли Андрейка с дедом на луг, а там и вправду земля под тёплыми лучами согрелась – росточки к солнышку потянула.

– А вот смотри, что в лесу происходит: лес-то у нас тоже домом стал, все этажи заселились!

Смотрит Андрейка, а там и вправду от тёплого солнышка жучки повыползли – нижние этажи леса заселили. Животные семьями обзавелись – детёнышей вывели, так этаж чуть повыше заняли. А там на ласковое тепло солнышка и птицы слетелись, да каждая свой этаж занять норовит – повыше. Не лес, а целый зелёный квартал жителей!

– Это лицо солнышка, как стихия нежности и любви. Солнышко ласковое, и всем хорошо! А теперь наберись терпения и второе лицо солнышка дождись.

Через три месяца и вправду дед Василько другое лицо со стены с ряда снимает и над входом вешает. У прежнего, первого лица цвет был нежно-розовым, а у этого уже огненно-красный.

i 029

– Вот теперь только смотри – это солнышко, как петух драчливый, как дракон коварно может быть. Где зазеваешься – считай, пропало. С этим солнышком глаз да глаз нужен.

Не поверил деду Андрейка, солнышку яркому радовался, гулял да загорал, картошки себе в углях пёк да с горящими головешками игрался. А тут вдруг обернулся – а сзади огонь по траве к лесу, к сосёнкам бежит, словно с ним, с Андрейкой, в догонялки играет. Побежал было Андрейка огонь догонять, чтобы затушить, да не тут-то было! Разогнуться нет мочи, так спина на солнышке обгорела, что хоть плачь. Стал он кричать, звать Василько. Прибежал дед, а как с огнём управился и говорит Андрейке:

– Ну что, познакомился со вторым лицом солнышка? Это лицо может быть коварным и жестоким, оно словно стихия огня, стихия разрушения. Вот смотри – лес из-за его жара вспыхнул, спина твоя обгорела, а в огороде, что ты полить забыл, – всё и засохло. Птицы не поют, да и звери в норы попрятались. Вот тебе и второе.

– Дед, а третье лицо какое будет?

– А третье лицо будет жёлтое. Солнышко уже свысока глядит на всё то, что случайно обидело, погубило, и на всё то, что сберегло, стараясь одарить своей последней нежностью. Оно яблочкам подарит спелость и сочность, с листьями попрощается, одарив их новыми нарядами. И лицо это у солнышка – как стихия мудрости и щедрости.

– А нам, людям, такие лица подходят? Или это у солнышка только такие разные лица бывают?

– А ты вспомни себя драчуном – какое лицо тебе подберём?

– Красное, огненное! – засмущался Андрейка. – Я всё понял: невинные, так и от меня страдали. А четвёртое лицо почему у твоей маски бледное?

– Да потому, что солнышко сонное. Свой день, длиной почти в год, закончило, пора и на отдых, до следующего солнечного утра! Это лицо – что стихия покаяния и засыпания.

Пока с дедом жил, на многое Андрейка взглянул другими глазами, многое узнал да через душу свою детскую пропустил. Да и с тех пор Андрейку словно подменили: стал он каждый свой поступок оценивать и лицо к поступку в соответствии подбирать.

Поиск

Скоро в школу

Педагогический калейдоскоп

Воспитательный момент