Раннее развитие

Мы играем

Развитие речи

ОБЖ и валеология

Физкультура

– Всем дарили куклы, а у меня комната была завалена плюшевыми мишками.

– Психоаналитик сказал бы, что это верный способ развить у Ребенка эротоманию. Но можно и по-другому оценить – как желание родителя создать максимально комфортную, «мягкую» среду, насыщенную самыми приятными сенсорными переживаниями.

Попробуйте провести опрос на тему «Какие игрушки из вашего детства важны для вас до сих пор?» Рассказы других людей порой удивляют, даже трогают, но гораздо сильнее – свои собственные воспоминания. Мы помним не только как выглядели наши игрушки, но и как они пахли, какими были на ощупь и даже на вкус. Это происходит потому, что в свои воспоминания мы вкладываем особый смысл – личностный. Только мы знаем, каким сокровищем обладали. Всем дарят плюшевых мишек и кукол, но с теплотой мы вспоминаем только свои игрушки и связанные с ними переживания.

Подробнее...

– Похожи ли мы на свои игрушки?

– На одну из них – обязательно!

Самая любимая игрушка навсегда остается в памяти, потому что она становится частью личности Ребенка. Те, с кем мы совпадаем, кого любим всей душой, впитываются в само ядро нашей личности, становятся сначала нашим вторым «Я», а потом и нашей сутью, «Я» – первым, настоящим!

Особенность и преимущество первой любимой игрушки заключается в том, что Ребенок может прижимать ее к себе, гладить, укладывать спать, кормить; он носит ее за собой повсюду и требует от взрослых особого отношения к ней, а значит – к себе.

Любимая игрушка – первый тотем Ребенка, выбранный им самим. Но это не символ, который передают юным членам племени, чтобы те поклонялись ему, сопровождая передачу мифами и легендами предыдущих поколений. Миф только формируется, создается в восприятии самого Ребенка. Это один из первых прекрасных личных мифов, которые укрепляют положительную идентичность Ребенка, его «Я».

Подробнее...

– А зачем игрушки? Только пыль собирать? По-моему, это несовременно…

– Любовь вообще несовременная штука… Бесполезная, главное! И даже вредная иногда…

Помимо развития воображения и навыков социализации (при совместных играх) психологи отмечают и другие функции игрушек. Особо интересны, на мой взгляд, психоаналитические теории. Специалистов психоанализа интересует, как игры и игрушки влияют на формирование личности Ребенка.

Отмечу, что в этих теориях роль любимой игрушки в последнее время принижается, а в теории доктора с говорящей фамилией Киндерманн и вовсе подвергается сомнению. Нельзя не отметить и то, что развитие теорий идет вслед за сменой родительских установок.

Подробнее...

– Ты играешь неправильно. Так нельзя!

– Я играю, как хочу. Это свобода, понимаешь?

Компьютерным играм предшествовала эпоха детских ролевых игр двух типов. Я называю первый тип игр человеческими, второй – технологическими.

Разведение ролевых игр на два типа важно не только для детского, но и для взрослого мира. Творчество и импровизация (человеческие игры) оживляют эмоции, испытывают и тренируют личность как Ребенка, так и взрослого, обогащают личность. Игры по правилам (технологические игры, логические игры-стратегии) не оставляют места личности, потому что правила незыблемы, а живые эмоции только мешают их соблюдать и грамотно комбинировать. Условно говоря, игры первого типа тренируют эмпатию и креативность и связаны с работой правого «интуитивного» полушария. А игры второго типа усиливают работу левого «рационального» полушария. Ролевые игры любого типа требуют от Ребенка вживания и импровизации. Есть также азартные игры, где правилом становится случайность, она вносит напряжение в игру, разгоняя адреналин у всех участников.

Подробнее...

– Импровизируют музыканты, актеры. А в жизни это может быть опасным занятием!

– Жизнь как раз учит импровизации. Это та же адаптивность. Как в русской пословице, которой мы редко следуем: «семь раз отмерь», то есть проиграй варианты в уме, и только потом отрежь.

Верный способ научиться импровизировать – это задавать вопрос: «А как еще можно сделать то же самое?» Есть много способов приготовить яичницу, дойти из пункта А в пункт Б, выразить любовь…

– Ой, мне хотя бы одно решение найти! – скажете вы.

Но тот, кто ищет «хотя бы» одно решение, живет с очень низким уровнем притязаний. Выбирая и радуясь первой попавшейся возможности, человек не ищет новых, иных решений, возможно, более эффективных.

Поиск и выбор – те навыки, которые обогащают жизнь Ребенка. Как говорят психологи, есть люди-инструменты, а есть люди-возможности. Первые живут в экономном режиме, оставляя минимум возможностей, отсекая все ненужное. Наследники отечественной аскезы, люди-инструменты предпочитают предметы, недооценивая возможности человеческих связей. Люди-возможности создают вокруг себя избыток контактов, связей, проектов, которых хватит на десятерых!

Подробнее...

– Что лучше подарить Ребенку на день рождения?

– Это очень просто: конструктор! Актуален в любом возрасте! Подойдет и внуку, и дедушке, и дочке, и папе…

Инструменты, которые были в распоряжении наших далеких предков в примитивных сообществах, вручались детям очень рано. Вместо игрушек дети имели дело с настоящими топорами и стрелами, разве что меньшими по размеру.

Первобытный принцип «чем раньше, тем лучше» в отечественном обучении практикуется до сих пор. Но опыт показывает, что те, кого лишили радости общения с игрушками, потом, уже во взрослом возрасте, добирают, «впадают в детство».

Система навыков, необходимых для нормальной жизни человека, существенно изменилась, и раннее обучение – во многом реликт прошлой жизни. Просто родители испытывают желание как можно раньше получить гарантию, что Ребенок сможет сам обеспечить себя в будущем. Как будто мы завтра умрем.

Подробнее...

– Что лучше подарить Ребенку на день рождения? Что-то полезное? Или дорогое, чтобы не завидовал другим?

– Подарите что-то красивое, чтобы можно было долго любоваться!

Во взрослом мире подарки – это авансы и кредиты, которые мы выдаем друг другу в надежде на продолжение истории. Но подарки-то мы получаем с детства, и в детстве роль подарков несоизмеримо выше, чем когда вам исполнится -дцать.

Подарки прямо влияют на самооценку Ребенка. Если они превосходят его ожидания, самооценка взлетает, Ребенок понимает, что его любят. Если подарок формален, без фантазии, лишь бы был, да еще и вручается без добрых слов, Ребенок чувствует себя обманутым, разочарованным, убитым. Последствия травмы отвержения могут быть самыми ужасными.

Страдающая от рака героиня голливудского фильма «Август» (ее играет Мерил Стрип) рассказывает дочерям о подарке на день рождения, что ей преподнесла родная мать. Девочка-подросток так хотела красивые сапожки, а вместо этого в коробку положили грязные, в навозе, дырявые сапоги. Шутка взрослых, сюрприз, который обернулся кошмаром длиною в жизнь.

Подробнее...

Свойства магических предметов отражают свойства внутренней жизни Ребенка: амбивалентность эмоций, избирательность восприятия, памяти, конкретно-образное мышление

Люди приписывают одному и тому же предмету или существу не только положительные, но и зловещие функции. Та же кошка, которая только что нас умиротворяла, перебежав перед нами дорогу, уже воспринимается как предвестие неудач.

Амбивалентность эмоций обеспечивает возможность предписывать добро или зло любому предмету. По сути, наши далекие предки, прародители суеверий, учат нас поступать со своей психикой так, как если бы она была материальна: раскладывать на «плохое» и «хорошее», стараться избавляться от «плохого» и накапливать «хорошее». Не только окружая Ребенка предметами, но и обозначая их, приписывая им те или иные свойства, мы создаем определенную среду, которая может держать Ребенка в напряжении, может успокаивать, а может и радовать.

Подробнее...

– У дочки нет секретов от меня, – с гордостью говорит молодая женщина.

– А секретики? – лукаво спрашиваю я.

Секрет – это способ найти границу между своим «Я» и миром. У всех детей есть секреты. И не только у детей.

Все дети что-то прячут от своих родителей – под подушку, в кармашек, во дворе под ступеньками. Чаще всего дети делают тайники по тем же причинам, по которым их делают и взрослые.

Во-первых, Ребенку нужно личное физическое и психологическое пространство, чтобы оставаться неуязвимым. Оно должно быть недоступным для внешних воздействий. Это крепость, в которую можно спрятаться в случае особой опасности. По сути, это запасная база, запасной аэродром. Чаще такие «аэродромы» есть у мальчиков, для которых безусловный контроль над отдельной территорией – одна из базовых, видимо, генетически заданных потребностей. Для девочек важней «хранить под замком» что-то такое, вокруг чего возникает ажиотаж, что помогает привлекать и хранить любовь. То есть они чаще коллекционируют эмоции или то, что с ними связано, – украшения, записки, фотографии дорогих людей. А под подушки прячут дневники с описаниями переживаний.

Подробнее...

– Только когда я ухожу, а он плачет, я понимаю, как сын ко мне привязан…

– Надеюсь, вы не очень часто испытываете эту привязанность. Нитка, которую натягивают до предела слишком часто, может в конце концов порваться.

Больше физического наказания дети боятся быть брошенными, оставленными на произвол судьбы. Каким бы строгим ни был взрослый, мотив страха наказания дополняется у Ребенка мотивом удержания в поле зрения родителя. Это одна из причин, почему Ребенок плачет, когда родитель уходит. Не обладая в силу возраста ментальной способностью оценить последствия такого ухода, Ребенок оценивает исчезновение родителя из поля зрения как роковое, бесповоротное.

Панический страх расставания с родителем может потом преследовать Ребенка всю жизнь, возвращаться всякий раз, как только возникнет риск расставания с близким человеком, другом или возлюбленной.

Взрослому, как и Ребенку, нужно на что-то опереться, за что-то уцепиться, чтобы перестать волноваться. Мальчик Коля знает, что после того, как вечером в детском саду он доест ужин, за ним придет отец, – да вот же он, стоит в дверях! Коля будет радоваться ужину, будет торопиться поскорее все доесть, но при этом он будет часто отвлекаться от тарелки, ища глазами знакомый силуэт. Для него это и есть зацепка. Когда мы не знаем, как будут развиваться события, мы ищем подсказки, нюхаем воздух, разглядываем свои ладони, листаем гороскопы.

Подробнее...

– У сына под подушкой целый склад мусора. Я выбрасываю, а он снова тащит в гнездо всякую ерунду – гвоздь, желудь, скрепку.

– Это же магические предметы. Выбрасывая их, вы лишаете его силы, защиты и уверенности в себе.

Простые ощущения от предметов очень важны для Ребенка. Он борется за источники сенсорной стимуляции. Мы мало знаем, как простые сенсорные реакции восполняют энергетический баланс Ребенка и повышают его витальность (жизнеспособность). Ребенок растет с дефицитом витальности. Сколько бы он ни получал информации и подкрепления извне, ему все мало. Дети занимаются бесполезными вещами с точки зрения взрослых: гуляют, спят-едят, играют, ползают, бегают… Родители пытаются придать смысл раннему детству, научить Ребенка каким-нибудь фундаментальным навыкам, которые точно пригодятся во взрослой жизни: чтению, счету, письму. Сто лет назад элементарная грамотность действительно гарантировала статус и более высокий уровень жизни, поэтому имело смысл тренировать интеллект. Сегодня – нет. Главными, сверхценными качествами становятся те, которые оказались в дефиците уже в начале XXI века. В гонке за высокими зарплатами и уровнем жизни, за высоким IQ мы истощили личностные резервы и тем самым пожертвовали качеством жизни. Вот почему самым важным на сегодня психологи считают способность адаптироваться к быстрым переменам в жизни, жизнеспособность.

Подробнее...

– Дочка, ты счастлива? Как оно – в лучшем на свете лагере?

– Папа, если ты не пришлешь за мной вертолет, я выброшусь из окна этой тюрьмы.

Магическое мышление свойственно простому, или, если смотреть с высоты организованной личности взрослого, примитивному «Я», у которого расстояние между желанием и его исполнением субъективно очень короткое, минимальное, а реальные способы исполнения желаний неизвестны. То есть при субъективной готовности к немедленному исполнению желаний вероятность их реального исполнения мизерна! А у Ребенка просто нет опыта осуществления желаний.

К сожалению, родители часто прибегают к грубым методам тренировки воли детей: резкими строгими запретами мы хотим приучить Ребенка к дисциплине, чтобы он «знал слово “Нельзя!”». Но если воля тренируется в жестком двухфазном режиме «можно-нельзя», «да-нет», Ребенок вырастет и начнет отказываться от событий и контактов, которые он еще не успел оценить, понять, примерить; он будет вариться в прошлом, будет бояться пересечь границы когда-то и кем-то дозволенного, отказываясь от своих желаний.

Подробнее...

– Почему мы так любим качаться на качелях? Туда-сюда! Туда-сюда!

– Потому что помимо удовольствия мы накапливаем энергию маятника!

Как происходит сцепка с реальностью и аккумуляция энергии в живом организме, мы можем пока только гадать. Энергия – то, без чего невозможно решить ни одну задачу, – в психологии мало изучена.

Можно предположить, что в отличие от растений, в листьях которых под воздействием лучей солнца образуется хлорофилл, запускающий процесс фотосинтеза(преобразование энергии света в энергию химических связей), и в отличие от животных, которые движутся, подчиняясь инстинктам выживания, Ребенок, начиная с младенческого возраста, способен «заправляться», вступая в синергетические связи со взрослыми. Для этого он использует богатейший набор движений, слов и предметов. Взрослые также «подпитываются» от Ребенка, и таким образом осуществляется взаимный энергообмен.

Важным условием поддержания энергообмена является состояние резонанса, ритмической синхронности между Ребенком и взрослым.

Подробнее...

– Мой сын разговаривает с машинкой, с ручкой, с канарейкой. Это нормально? – спрашивают озабоченные мамочки.

– Ненормально, если не разговаривает совсем, а молча пялится в экран, – отвечаю я.

Последите за руками малыша: он все время что-то щупает, трогает, тянет в рот, бросает, переживая при этом целую гамму чувств, пока мама или папа заняты своими делами или отдыхают от трудов праведных. Конечно, очень важно научить Ребенка делиться образами, выражать свои желания и страхи в разговоре с самыми близкими людьми. Но папа и мама – не единственные важные собеседники. Если Ребенок разговаривает не с вами, это не значит, что с ним что-то не так, что он «заболел». Неприятное беспокойство, которое вы испытываете, когда Ребенок разговаривает с кем-то (кошкой или попугайчиком) или – о, ужас! – чем-то, может оказаться простой родительской ревностью, сигналом, что Ребенок нарушил границу вашего влияния, выходит из-под родительского контроля.

Дети живут не среди вещей, а среди живых существ, которые скрываются за оболочками вещей. Предметы – не антураж, к которому можно относиться с небрежением. Для Ребенка везде жизнь, везде!

– Придет серенький волчок и укусит за бочок, – убаюкивают малыша мама.

– А почему он укусит за бочонок? Он любит мед? – интересуется малыш.

Подробнее...

– Самое лучшее, что вы можете сделать для своего ребенка, это обуться не на ту ногу, перепутать петельки для пуговиц и перевернуть тарелку с кашей…

– Вы издеваетесь?!

В отечественной психологии именно манипуляции с предметами считаются ведущим видом активности у малышей до трех лет. Круг общения Ребенка пока слишком ограничен, он сам нуждается в постоянной опеке и помощи. До некоторого времени все предметы исполняют одну и ту же функцию: так или иначе утолять сенсорный голод Ребенка, потребность в движении и новом сенсорном опыте. Ребенку все равно, чем стучать по столу – молотком, пультом от телевизора или папиной ложкой, – все идет в ход. Ребенок не прочь порисовать, и он рисует на стенках, скатертях и простынях. Он получает мышечное удовольствие, он радуется свободе движения и передвижения!

Подробнее...

– Сложи одежду на стульчике. Она уже вся помялась! Опять стирать! Отнеси грязные ботинки в ванную, сейчас будем мыть, – говорит раздраженно мама.

«Я такой грязный, такой нелепый…» – запоминает малыш.

Когда родитель требует убрать все «ненужные» предметы, навести порядок в комнате или на столе, он умерщвляет среду Ребенка. Предметы обесцениваются, их значение в жизни Ребенка снижается, сводится к совокупности физических свойств. Отдавая приказ «убрать», мы узурпируем право Ребенка распоряжаться предметным миром. Как следствие, разрывается множество ассоциативных связей между Ребенком и предметами, которые питали его и поддерживали.

Вчера плюшевый мишка был источником радости и любви, он – друг, участник игр… Сегодня его в сердцах бросили в угол и превратили в «старую грязную игрушку».

Еще не эмансипировавшись от предметного мира и взрослых, Ребенок присваивает себе те характеристики, которыми мы наделяем все, к чему он прикасается. Если вы хотите выработать у Ребенка низкую самооценку, устойчивое чувство стыда и унижения, не жалейте плохих оценок. У Ребенка сложится устойчивое ощущение, что любое его телодвижение только усугубляет то, что и так плохо. И в комнате у него грязно, и одежда мятая, и игрушки плохие. Все на него смотрят и видят, какой он ужасный.

Подробнее...

– Он собирает всякую ерунду и носится потом с ней. Я устала чистить его карманы!

– А если эта чепуха делает Ребенка всемогущим?

Вместе с представлениями о мире Ребенок накапливает знания о самом себе. Процессы познания и самопознания происходят одновременно. В зависимости от того, какую обратную связь получает Ребенок, положительную или отрицательную, формируется ядро его личности. Формируется или продуктивная положительная самооценка, или отрицательная, блокирующая спонтанное поведение, исключающая уверенные поступки.

Даже если у родителей не хватает времени на общение с Ребенком, они все равно определяют качество обратной связи.

Между потаканием и подкреплением есть большая разница.

Потакание – это опережающее удовлетворение любых, даже воображаемых потребностей. Ребенок получает все, чего только душа не пожелает!

Подробнее...

– Уборка – это одна из главных пыток в детстве, особенно когда она превращается в обязанность. Ребенок еще ничему не научился, а уже нужно убирать, будто весь мир это свалка!

– Это самое скучное занятие. Из-за уборки я понял: работа – это такая нудятина, что лучше не взрослеть!

– Я завидовала мальчикам, им не нужно было убираться в квартире!

– Все самое интересное мама оставляла себе. Готовка – себе, уборка – мне!

Если верно, что дом отражает состояние души, то вечно разбросанные вещи должны пугать родителей хаосом в душе Ребенка. Доведенный упреками взрослых до состояния ненависти к своей комнате, Ребенок будет отстраняться от внешнего ряда, как будто бы не видеть то, где и как он живет. Чем сильнее семейное давление, тем сильней заработают такие защитные механизмы, как вытеснение («Я забыл…», «А разве ты говорила, ма?»), отрицание («Ничего не разбросано. Я убирался!») и агрессия («Достали уже с этой уборкой. Свихнулись на ней!» «Я не буду убираться!»). Превращаясь в слепоглухонемого, Ребенок ограждает себя от неприятных претензий.

Подробнее...

– У нас в семье все очень аккуратные, а этот, как назло, все разбрасывает!

– Неназло. Он хочет помочь вам обрести свободу!

Консультируя много лет, я заметила в поведении некоторых родителей «синдром перфекциониста». Перфекционист все время находится в процессе улучшения, ему кажется, что все, что он делает, все, что его окружает, и те люди, с которыми ему приходится общаться, недостаточно хороши, да что уж там – далеки от совершенства. Это заставляет его страдать, поскольку вся его натура настроена на поиски недостатков и искоренение их. Но искоренить недостатки невозможно, потому что всегда найдутся новые недостатки, увы.

Несмотря на популярность теории врожденного перфекционизма, я думаю, что это вариант нашей культурной нормы, то есть привитой в процессе воспитания привычки.

Перфекционизм обычно связывают с ананкастическим типом личности, для которого характерны педантизм, аккуратность, склонность к морализаторству, социальному контролю. Психоаналитики связывают перфекционизм с определенной стадией психосексуального развития, а именно с анальной фиксацией, когда чистоплотность становится главным мотивом родительской заботы и страхов малыша. Формируется этот комплекс достаточно рано, от года до трех, так что его вполне можно сопоставить с врожденным.

Подробнее...

– Мой Ребенок не понимает, что мы не можем покупать все, что ему вздумается! Он не понимает, что такое «дорого»! Боюсь давать ему деньги в школу, все равно потеряет или отдаст другим.

– А вы сами понимаете, что такое «дорого»? Ну и кто вам дороже – Ребенок или деньги?

Из постоянных жалоб родителей: «Он все время клянчит!», «Он покупает всякую ерунду и тут же теряет к ней интерес!», «Он вырастет паразитом, потому что даже не интересуется, откуда деньги берутся!», «Он почему-то уверен, что вырастет и станет миллионером», «Мой Ребенок не ценит деньги, он вырастет транжирой!»

Деньги – это не математика. Деньги – это экономика. Знакомить ребенка с миром экономики нужно раньше, чем с миром математики. Потому что мир математики – это идеализированные абстракции, а мир экономики – реальные человеческие отношения, в которые Ребенок включен уже по факту своего рождения в мире людей. Очень скоро, сам того не ведая, он начинает активно выстраивать эти отношения, а с дошкольного возраста испытывает стремление к осмыслению того, что построил на базе уже созданного человечеством. И прежде всего – самыми главными его представителями: папой и мамой.

Подробнее...

– А откуда берутся деньги, папа?

– Ну, иногда их приносят аисты. Но чаще они растут, как капуста на огороде. Чем больше их любишь, тем больше денег. Все начинается с любви, малыш.

Они клянчат. Они просят купить им очередную игрушку: «Ма, купи…» Фантазия ограничена обзором. Хочется того, что попадает в поле зрения: игрушка на полке магазина, машинка, в которую играет другой Ребенок. Дошкольники определяют деньги как бумажки, фантики, которые берут в каком-то месте (на работе, в кассе, у друзей или соседей, у дедушки с бабушкой) и перекладывают в другое место, чтобы получить что-то по-настоящему интересное. В глазах дошкольника «деньги – это бумажки, на которые можно что-то купить», сами по себе они не обладают ценностью. Дети не понимают, почему родители так дорожат тем, что можно немедленно «конфертировать» в блага?

До 6–7 лет у детей конкретно-образное мышление, а деньги – это абстрактное понятие, эквивалент всему, что покупается и продается. Действительно, слишком сложно для понимания. «Капитал» Маркса в школе не изучают, а это самая известная книга о товарно-денежных отношениях.

Подробнее...

– Давай меняться? Я тебе золотую монетку, совсем новую, крепкую! А ты мне эту старую мятую бумажечку.

– Зачем она тебе?

– Да жалко мне тебя… Никому она не нужна!

Заработать. В школах практикуются разные виды оплаты за выполненное домашнее задание. Если раньше принято было делиться за «Дай списать!», раскулачивание отличников, то теперь все в пределах товарно-денежных отношений. Но в качестве денег могут выступать и какие-то интересные для детей вещи, начиная с вкладышей жевательных резинок. Чем младше дети, тем меньше прикуп.

Но чем состоятельней семья, тем выше бонусы. Дети состоятельных родителей выступают в качестве заказчиков и покупателей дешевых услуг отличников из семей со средним достатком. Социальная иерархия воспроизводится в школе, пока какой-то умник не сообразит, как сделать так, чтобы вода лилась на его собственную мельницу.

Подробнее...

Со скрипом, но мы вслед за Западом признали право детей на карманные деньги, но еще не отказались от контроля над детскими расходами. Родители предпочитают знать, как распоряжается Ребенок деньгами, если Ребенок не отчитывается, то они при случае спросят:

– А на что ты потратил тысячу рублей?!

Выходит, что карманные деньги не всегда – свободные деньги, на любые траты.

Вот пример из моей переписки в социальных сетях.

Д. Р.: Мой 14-летний сын за неделю потратил 10 тысяч, подаренные на Новый год. Я не знаю, куда он их… самое страшное, что я могу предположить, это оплата компьютерных игр. У нас хорошие отношения, но сейчас я не знаю, с чего начать разговор. Буду рада совету. Спасибо.

М. О: Давайте вернемся к началу. Обычно новогодние деньги тратят на самые заветные желания. А как вы узнали, что он их потратил? Еще денег попросил? Может, он купил какую-то вещь, о которой давно мечтал? С этого и начните: «О чем ты мечтаешь? У тебя было какое-то заветное желание? Что, неужели оно так быстро исполнилось?»

Д. Р.: Он купил клавиатуру для компа и все. А вчера сказал, что у него есть только 500 рублей. А где остальные?

Подробнее...

– Не имей сто рублей, а имей одну правильную финансовую стратегию, тогда и тебе, и друзьям хватит!

Соотношение доходов и расходов – это бухгалтерия. А соотношение финансовых фантазий, экономических желаний и реальных доходов – это уже психология. Вырастая, мы можем сохранить детскую финансовую философию, которая и определит наши социальные роли.

Лузер. Тот, кто рассчитывает получить на жизнь 10 рублей, а реально зарабатывает пять и никаких других источников дохода не имеет, чувствует себя лузером, неудачником. Он мучится от зависти и сетует на несправедливость. Что ему остается делать? Отнимать, красть, менять социальное устройство, то есть вести себя криминально? Или перестать хотеть жить на 10 рублей, покончить со своими финансовыми амбициями? Объявить себя банкротом, тибетским монахом или хиппи, наконец?

• «Всех денег не заработаешь…»

Подробнее...

– Сколько у тебя денежек, мама? Мне хватит?

– Хватит!

– А когда вырасту, хватит?

– Хватит. Не переживай!

– А моим деткам хватит?

– А своим деткам ты сам заработаешь.

– Я же не умею зарабатывать! Иди уже на работу, иди!

Точно так же, как мы скрываем свои финансовые операции и планы от детей, так и они ведут тайную бухгалтерию. Они не берегут наши деньги, но это не значит, что они не дорожат своими. Деньги становятся интимными, если это самое дорогое и сокровенное, что есть у Ребенка. Мы и сами часто негласно придерживаемся принципа: «Люди разочаровывают, деньги остаются!» Когда родители пропадают на работе, мало общаются с Ребенком, забывают его приласкать, единственным доказательством того, что его любят и о нем заботятся, могут стать деньги, которые на него тратятся. Остров выживания и стабильности: игрушки и деньги, на которые можно купить новые игрушки. Дети проводят больше времени наедине с игрушками, чем с родителями. Когда они в одиночку играют на компьютере, они, конечно, помнят, что компьютер – «дорогая игрушка».

Подробнее...

– По-моему, компьютер – это универсальный инструмент для Ребенка. С помощью компьютера можно сделать все!

– Вообще-то универсальный инструмент – это мозг, но и он без рук – никак. Будем тренировать руки!

Инструменты – это наши посредники в предметном мире. В отечественной психологии их по праву называют «культурными орудиями». До появления инструментов, или, как говорили классики марксизма, орудий труда, наши предки были скорее животными, которые ловко использовали подручные средства – камни и палки, – чтобы добиться своего. Дети тоже проходят фазу «подручных средств», но она почти незаметна, если учесть, что мы редко выпускаем погулять их на лесной полянке и не оставляем без присмотра на пляже. Зато мы им дарим игрушечные молоточки, лопатки, ведерки, формочки, кубики – то, без чего никак.

Пластмассовые и деревянные инструменты – это универсальные игрушки, которые могут пригодиться в самых разных обстоятельствах. Особенно они важны на этапе предметно-манипулятивных игр, от года до трех. Их назначение в это время не прагматическое (сделать что-то полезное), а обучающее – отработать важные навыки, которые пригодятся во взрослой жизни.

Подробнее...

– Когда я ухожу на работу, он не плачет. Может, он меня не любит? Я говорю: «Вот уйду на работу и не вернусь! Останешься один!» А ему хоть бы что.

– Это хорошо, что ваш ребенок пока не понимает, что вы над ним издеваетесь.

Швейцарский психолог Жан Пиаже, посвятивший свою жизнь интеллектуальному развитию детей, определил, какие черты свойственны мышлению дошкольника.

Эгоцентризм. Маленьким детям сложно понять точку зрения другого. Например, выбирая кому-то подарок, они предпочтут то, что им самим нравится. Маме – машинку, бабушке – пистолетик с пульками.

Есть такое выражение «пуп земли» – это про эгоцентриков. Они считают, что все должно вращаться вокруг них.

Эгоцентризм часто передается по наследству. Объясню на примере. Ребенок ревностно относится к своим игрушкам. Он не из тех, кто поделится формочкой в песочнице, – мое! Его мама привыкла все контролировать в доме: из дома ничего нельзя выносить – мое! И мама и сын боятся, что кто-то отберет, сломает, поцарапает, нанесет урон. Как же – мое! Думаю, что фиксация на предметах, готовность пожертвовать отношениями ради вещей или денег, это и есть главные проявления эгоцентризма.

Подробнее...

Самый важный вывод этой книги: манипуляции с предметами развивают воображение! А воображение – путь к счастливому преобразованию мира и своей личности!

Помогите Ребенку вообразить результат, которого пока нет.

Но для дошкольников важно еще и показать цель: у них образное, визуальное мышление. Когда вы просите дочку пяти лет помочь помыть посуду, покажите, какие именно тарелки нужно помыть, какую губку взять, куда потом поставить тарелки. Родители часто возмущаются, а дети недоумевают.

– А почему ты чашку не помыла?

– А разве нужно было?

– А кто ложки помоет?

– А вы меня не просили!

Подробнее...

Поиск

Скоро в школу

Педагогический калейдоскоп

Воспитательный момент