Для самых маленьких

Раннее развитие

Мы играем

Развитие речи

ОБЖ и валеология

Физкультура

Эта глава – о том, как учить подрастающего ребёнка находить общий язык со сверстниками, как словесно подготовиться к школе. Вряд ли родители забудут положить первоклашке в ранец карандаши с тетрадками, но они часто забывают или затрудняются вооружить его навыками грамотного диалога и приёмами словесной самозащиты.

Немало наслышанные о ребячьей жестокости, мы представляем себе школьную среду чем-то в виде ринга, минного поля или трансформаторной будки с табличкой «Не влезай – убьёт!». Доля истины в этом есть: по сравнению с детсадом (и тем более семейным воспитанием) школа – это уже следующий уровень «игры в жизнь», с более сложными испытаниями. Сдать итоговый экзамен на «отлично» удаётся не всем. Многие выходят из школы не только с аттестатом зрелости, но и с грузом накопившихся горестей, комплексов, обид.

Можно ли сделать так, чтобы школьный опыт был больше ценным, чем горьким? Что предпринять, чтобы наш маленький вредина не стал жертвой других, ещё бóльших вредин?

Прежде всего, следует избегать нескольких ложных моделей общения с ребёнком, которому вскоре предстоит стать школьником.

Во-первых, не быть трепетной ланью – чрезмерно тревожиться, попусту волноваться и стращать будущего ученика возможными сложностями и потенциальными опасностями (Я точно знаю: тебя, такого робкого, непременно станут обижать!; Наверняка в классе у тебя появятся враги!; Знаешь, какие дети бывают злые?!; Школа быстро выбьет из тебя всю дурь!).

Во-вторых, не стоит входить в роль любопытной варвары – демонстрировать нездоровый интерес, проявлять дотошность и превращать разговоры с дошколёнком в криминальное расследование или серию навязчивых расспросов (Тебя сейчас точно никто не обижает, ты уверен?; А что это Сашка тебе нашёптывал, когда мы уходили со двора?; Мне показалось, ребята в раздевалке сегодня как-то странно на тебя смотрели…).

В-третьих, не нужно вести себя как всезнающий учитель жизни – читать нотации о «будущей многотрудной жизни», занудно поучать и наставлять «на путь истинный» (Мне лучше знать, что такое школа!; Я вдолблю в тебя осторожность!; Только тронет кто – сразу давай сдачи).

Наконец, нельзя принимать на себя функции курицы-наседки, снимая с ребёнка всякую ответственность за сказанное и сделанное и присваивая себе полномочия корректировать его отношения со сверстниками, решать любые проблемы и урегулировать все конфликты (Если кто станет дразниться – сразу скажи папе!; Ты лучше молчи – я сама буду разбираться с твоими обидчиками).



Вместо этого лучше побольше присматривайтесь и повнимательнее прислушивайтесь к своим детям – и вам откроется много интересного и полезного. Вот простенький, но весьма информативный тест:

 знаете ли вы типичные реакции сына/дочери (внука/внучки) на замечания в его адрес, отказ на его просьбу, насмешку или обзывательство сверстника?

 какими словами ваш ребёнок обычно выражает настойчивую просьбу, протест, возражение, несогласие?

 можете ли вы спрогнозировать его слова и действия в типичных/повторяющихся ситуациях (знакомство с новым человеком, необходимость поделиться игрушкой, соблазн что-то получить, нарушение игровых правил и пр.)?

 склонен ли малыш к действиям и поступкам, традиционно осуждаемым в детской субкультуре (жадности, ябедничеству, заносчивости и др.)?

 какие сказки и истории больше всего любит ребёнок (добрые, страшные, волшебные, смешные, красивые, поучительные)?;

 каким персонажам он больше всего симпатизирует (сильным, смелым, находчивым, злым, благородным, смешным, требующим защиты, нуждающимся в помощи)?

 что больше всего привлекает ребёнка в общении со сверстниками (возможность верховодить, совместные игры, возможность пошалить, выход из-под контроля взрослых, другое)?

 чего больше/меньше всего боится ребёнок в общении со сверстниками (проиграть в игре, быть осмеянным, быть на первых/вторых ролях, изображать кого-то, поделиться чем-то, лишиться компании, другое)?

 какими способами ребёнок пытается самостоятельно решать возникающие проблемы в общении?

 какие качества характера, личностные особенности делают его уязвимым к агрессии, а какие – наоборот – позволяют противостоять ей?


i 050

Особое внимание стоит обратить на групповые игры и случаи имитации агрессии – притворные угрозы, шутливые словесные поединки и ребячьи баталии-соревнования («войнушка», «казаки-разбойники», салки, прятки и т. п.). Наблюдение за словами, реакциями, поступками ребёнка в таких ситуациях позволяет предположить, как он проявит себя в будущем «свободном полёте», что будет делать в реальных ситуациях агрессии, угрозы, нападения.

Теперь зададимся вопросом: какие дети больше всего подвергаются нападкам, издёвкам, гонениям со стороны сверстников? Ответ известен: детишки, чем-то непохожие на других, отличные от остальных, выделяющиеся на общем фоне. Эта идея – популярнейший лейтмотив многих произведений: «Дюймовочка» («У неё только две ножки!»); «Гадкий утёнок» («Он такой большой и странный!»); «Маленький Мук» («Вид у него был довольно смешной»), «Мафин и Паук» («Я до того огромный, безобразный и страшный, что, едва завидев меня, все удирают без оглядки»).

Отношения с такими ребятами строятся по принципу того же «утиного сообщества» из сказки Андерсена: «Этот не удался! Хорошо бы его переделать!..»

Сверстники «со странностями» воспринимаются по тем же трём взрослым моделям, только с поправкой на возраст: как НЕДОдети, как СВЕРХдети или как НЕдети.

Меры воздействия – тоже соответствующие: первых надо «дотянуть» до уровня «реальных» пацанов, «настоящих» девчонок; вторых – лишить «ненужных» способностей (например, излишней сострадательности, чувствительности) или знаний («ты чо, самый умный?»); третьих – сделать «как все», подчинить стадному инстинкту.

Однако если перевести литературные сюжеты и символические образы в реальную плоскость, нетрудно понять: нападкам сверстников больше всего подвергаются те дети, которые попросту не усвоили простые, но важные законы общения. Поэтому, отправляясь в первый класс, ребёнок должен постараться усвоить базовые – самые основные, важные, значимые – принципы эффективного общения и правила защиты от агрессии.

Для лучшего запоминания пусть их будет 10 – как пальцев на руках.

 Обдумывать свои слова и поступки (Сначала подумай – потом скажи или сделай).

 Не провоцировать сверстников на агрессивные действия: самому не обзываться и не дразниться, не подначивать на ссору или драку, не науськивать детей друг на друга (Не нарывайся на грубость).

 Не показывать растерянности и боязни, если кто-то начинает задираться, пытается обидеть (Сохраняй спокойствие).

 Уклоняться от нападения, где только это возможно: перевести разговор на другую тему, отвлечь внимание, отойти в сторону, отсрочить «разборку отношений» и т. п. (Будь гибким в общении).

 Не реагировать на насмешки и обзывательства резким негодованием, криком, слезами (Не будь слабаком и плаксой).

 Не заискивать перед более бойкими, сильными, авторитетными ребятами (Не будь подлизой).

 Избегать прямых жалоб на товарищей взрослым (воспитательнице, учителю), максимально пытаться решать проблемы общения собственными силами (Не будь ябедой).

 Не жадничать, но и не раздавать свои вещи бездумно всем подряд (Знай цену своим вещам).

 Не попрошайничать и не выбирать друзей по принципу обладания чем-то (Знай цену чужим вещам).

 Уметь прощать, не обижаться на мелочи, не копить обиды (Береги дружбу).



Помочь будущему первокласснику овладеть этими принципами и правилами должны мы с вами – взрослые и старшие. А учебные «плацдармы» найдутся сами собой: от детской площадки во дворе дома и визитов в гости – до дачи и летнего лагеря. Не говоря уже о множестве спонтанных компаний вроде очереди к врачу, игрового уголка в торговом центре, купе поезда и мн. др.

Начнём с развития у детей трёх важнейших качеств, необходимых для успешного взаимодействия со сверстниками:

 наблюдательности (видеть первые ростки агрессии и враждебности в свой адрес и учиться на чужих примерах);

 быстроты реакции (оперативно решать возникающие проблемы в общении, быть готовым к отражению нападок, прогнозировать ответные реакции);

 воли и выдержки (сохранять спокойствие, не впадать в панику, действовать рассудительно, не идти на поводу у эмоций).

Следующий этап – проигрывание типичных сценариев агрессивного поведения и обсуждение возможных приёмов защиты[49].

Как мы уже знаем (из главы 5), самые популярные у детей формы словесной агрессии – это обзывательства и дразнилки. Реагировать на них можно разными способами, но все они так или иначе нацелены на разрушение агрессивного сценария и «деморализацию» противника.

Столь любимые детьми обзывательства и дразнилки лучше всего просто игнорировать – пропускать мимо ушей. Задире либо просто надоест тратить силы понапрасну, либо он переключится на более впечатлительного товарища.

Прозвали Лёшу «ветчиной».

И ходит Лёша сам не свой,

И на лице страдание.

Не понимает он того,

Что надо (только и всего),

Чтобы отстали от него –

Не обращать внимания.

(Роман Сеф)

«…А на другой улице ребята, которые узнали Петю, сочинили специальную дразнилку и хором распевали её:

Что за тюк лежит в карете

И бутылочку сосёт?

В той карете едет Петя,

Толстый Петя-бегемот!..

Но Петю нисколько не тревожили дразнилки и возмущённые возгласы прохожих».

(Ефим Чеповецкий. «Непоседа, Мякиш и Нетак»)

Того, кто грозится, зло подшучивает и высмеивает, можно обескуражить неожиданным высказыванием, которое поставит в тупик и отобьёт желание вредничать.

Я всё понял. И что же дальше?

Ты десять раз назвал меня какашкой – не устал ещё?

– Дура! Жиртрест! – Приятно познакомиться!

Я – зеркальце (показываем обидчику ладошку, чтобы он как бы увидел своё отражение).

Поскольку маленьким хочется побыстрее вырасти, стать старше, иногда неплохо срабатывает указание на возраст.

Так делают только младенцы!

Такой большой, а дразнишься!

Я тоже умею обзываться, только мне уже не интересно – вырос!

Кроме того, обзывательства и дразнилки можно нейтрализовать традиционным детским способом – отговоркой. Подобно магическому заклинанию, она словесно уничтожает агрессию и «возвращает» обидчику. Это символический перевод «войны» в «игру».

Кто обзывается – тот сам так называется!

Обзываешь меня, переводишь на себя!

Сам такой же десять раз!

А мне не больно – курица довольна!

Обзывайся, сколько влезет, обезьяна в рот залезет!

Чёрная касса – ключ у меня; кто обзывается – сам на себя!

Дура – дура не навек, дура – умный человек!

А я лесенку поставлю и все буквы переставлю.

Шёл крокодил, твоё слово проглотил, а моё оставил и печать поставил!

Здесь хорошо также в очередной раз задействовать детский «секретный» язык и изобрести собственные, оригинальные отговорки. С одной стороны, такое совместное творчество повышает степень доверия к взрослому, побуждает детей делиться своими проблемами и переживаниями. С другой стороны, наличие «фирменных» способов защиты повышает авторитет ребёнка у сверстников. А ещё использование индивидуальных отговорок способно удивить обидчика, переключить его внимание и даже… превратить его из опасного врага в жалкого «повторюшку-дядю-хрюшку».

Аналогично можно придумать и коллективные фразы-«обереги» от грубостей. Хотя бы вот такие:

Кому нравится дразниться, с тем не будем мы водиться!

С тем, кто любит обзывать, мы не будем все играть!

Кто обзывается, тот из игры исключается!

Всем, кто дружит, не дерётся – шоколадка достаётся; кто ругаться только рад – не получит шоколад!

Детская фантазия наверняка окажется более богатой и изощрённой. Главное требование: фразы не должны содержать прямых угроз, обидных прозвищ и оскорблений. Так, не стоит предлагать детям использовать в качестве защитной фразу типа: «Кто ругнулся только раз – получает в правый глаз! Кто ругается два раза – получает в оба глаза!» и т. п.

Высший пилотаж – иметь в своей словесной копилке побольше разных отговорок и жонглировать ими, как тарелками в цирке. Во-первых, это само по себе «разряжает» обстановку и вызывает смех, а смех несовместим с агрессией (теория противоположных реакций). Во-вторых, замечено, что детей с развитой речью и умеющих быстро реагировать обижают реже, чем косноязычных мямлей, и им гораздо реже приходится прибегать к физической силе при самозащите. С человеком, хорошо владеющим Словом, лучше (да и безопаснее) дружить, чем враждовать.

Ещё один типичный случай – невозможность поделиться чем-то или поддержать какую-то затею.

Отказ автоматически вызывает у сверстников протест и попытку насильно добиться желаемого. Здесь надо учитывать особенность объекта детской агрессии: чаще всего она направлена на сверстников или младших ребят и значительно реже – на взрослых (особенно неродных). Обратите внимание, как часто в детской речи возникают фразы типа «Ты мне не мама!»; «Не ори – не родной!»; «У себя дома будешь командовать» и т. п.

А раз так, то избежать высмеивания, выклянчивания или угроз других детей можно с помощью ссылки на «третьих лиц» или указания на «непреодолимость» запретов. Ср., например, следующие варианты отказов:

Не могу дать мяч – самому нужен! / Мне мама не разрешила, потому что мы забираем этот мяч на дачу.

Нет, не подарю тебе спайдермена – а у меня что останется? / Я б тебе с удовольствием подарил, но уже обещал двоюродному брату!

Не буду вместе с вами кидаться снежками в девочек! / Учительница расскажет маме, что я плохо себя вёл, – и мне велосипед не купят!

Если подросток может посмеяться над подобными объяснениями («А ты что, маленький, что ли, сам решить не можешь?»), то на младших школьников такие аргументы действуют весьма убедительно.


i 051

Особая проблема – отношение к непохожим на остальных. В относительно замкнутом школьном коллективе эта проблема становится особенно острой, а порой даже болезненной. У одного ребёнка нет мамы, у другого какое-то заболевание, третий приехал из далёких краёв, четвёртый заикается, пятый не может далеко бросить мячик… Добавим к этому разнообразие семейных традиций, образа жизни, жизненных представлений, верований, индивидуальных привычек и просто «личных тараканов в голове» – и поймём, что начинать говорить об этом надо заранее, ещё до поступления в школу, иначе потом точно не оберёшься забот и хлопот.

Уже говорилось о необходимости развивать у детей чувство сострадательности и терпимости. По-научному это называется формирование эмпатии (греч. empatheia – сопереживание) и толерантности (лат. tolerâns (tolerantis) – терпеливо переносящий). Способность поставить себя на место другого человека, понять его чувства и переживания, проявлять эмоциональную отзывчивость, быть снисходительным к чужим ошибкам и недостаткам – всё это помогает лучше адаптироваться в школьной среде, гибко реагировать на возникающие проблемы общения.

Почитаем вместе с детьми истории о тех, чья внешность вызывала недоумение и насмешки окружающих, и подумаем над тем, как лучше вести себя в подобных ситуациях: быть «заодно со всеми» или противостоять жестокости, избегать общения или пытаться искать общий язык. Помимо уже упомянутых, назовём здесь сказки «Карлик-Нос» В. Гауфа, «Щелкунчик» Э.-Т.-А. Гофмана, «Аленький цветочек» С. Т. Аксакова, «Цветик-Семицветик» В. Катаева, «Фантик» С. Михалкова; повести «Дурнушка» Л. Чарской, «Лёлишна из третьего подъезда» Л. Давыдычева.

Почитаем также стихи, в которых содержатся инструкции правильного поведения с теми, кто чем-то отличается от нас. Например, известное михалковское:

Мальчик Миша мается –

Миша заикается.

Как другие – чисто, ясно –

Он не может говорить.

…Но ребята не смеются –

Дружба классная крепка:

Ты, Мишутка, не теряйся!

Ты с других пример бери!

Молча с духом собирайся

И смелее говори!..

Особо объясним детям, что отношение к необычным людям должно быть избирательным в зависимости от конкретной ситуации. Например, если странность внешнего вида объясняется болезнью, инвалидностью, необходимо проявить внимание и сострадание. Если непонятное поведение сверстника обусловлено его застенчивостью, смущением, робостью – можно проявить инициативу, предложить дружбу, увлечь общей игрой. Если же необычный вид человека вызывает страх, его поведение внушает опасность, то лучше вежливо уклониться от общения с ним и т. п.[50]

Задумаемся также над парадоксальным финалом «Снежной королевы». Кай, превращённый осколками дьявольского зеркала в бездушного истукана, предпочитает обещанному бессмертию любовь простой и небогатой Герды. Девочки, которая возвращает его из состояния блаженного покоя в суетный мир людей и – главное! – заставляет плакать. Но именно слёзы растапливают лёд в груди и делают сердце вновь живым – страдающим и любящим, а буквы заданной головоломки сами неожиданно складываются в слово «вечность»…



А как быть, если сталкиваешься с обманом и манипуляцией? Порой даже самые большие вредины способны предстать «бедными овечками», прикинуться «невинными жертвами» и превратить обиженного в виноватого. Причём сами «обиженные» часто не замечают этого (или замечают слишком поздно) и попадают в нелепые, затруднительные и неприятные ситуации.

Разберём вместе с ребёнком типичную ситуацию из школьной жизни на примере рассказа Веры Осеевой «Пёрышко».

«У Миши было новое перо, а у Феди старое. Когда Миша пошёл к доске, Федя обменял своё перо на Мишино и стал писать новым. Миша это заметил и на переменке спросил:

– Зачем ты взял мое пёрышко?

– Подумаешь, какая невидаль – пёрышко! – закричал Федя. – Нашёл чем попрекать! Да я тебе таких перьев завтра двадцать принесу!

– Мне не надо двадцать! А ты не имеешь права так делать! – рассердился Миша.

Вокруг Миши и Феди собрались ребята.

– Жалко пёрышка! Для своего же товарища! – кричал Федя. – Эх, ты!

Миша стоял красный и пытался рассказать, как было дело:

– Да я не давал тебе… Ты сам взял… Ты обменял…

Но Федя не давал ему говорить. Он размахивал руками и кричал на весь класс:

– Эх, ты! Жадина! Да с тобой никто из ребят водиться не будет!

– Да отдай ты ему это пёрышко, и дело с концом! – сказал кто-то из мальчиков.

– Конечно, отдай, раз он такой… – поддержали другие.

– Отдай! Не связывайся! Из-за одного пера крик подымает!

Миша вспыхнул. На глазах у него показались слёзы. Федя поспешно схватил свою ручку, вытащил из неё Мишино перо и бросил его на парту.

– На, получай! Заплакал! Из-за одного пёрышка!

Ребята разошлись. Федя тоже ушёл. А Миша всё сидел и плакал».



Как видим, агрессор и обманщик Федя применяет известный приём: «Лучшая защита – это нападение». При этом он заведомо обесценивает взятую без спроса вещь («Подумаешь, какая невидаль – пёрышко!») и обвиняет одноклассника в мелочности («Нашёл чем попрекать!»). Этим сразу превращает его из жертвы в обидчика: мол, глядите, какой придира и жадина.

Миша поначалу пытается защищаться, но быстро путается и сникает, поддаваясь Фединому нажиму. Причём обратим внимание, как мастерски Федя оборачивает ситуацию в свою пользу. Во-первых, он утаивает от ребят, что стащил у Миши перо, и упирает на его мнимую жадность, нежелание делиться с товарищами. Во-вторых, Федя постоянно перебивает Мишу, не даёт объясниться. В-третьих, Федя громко кричит, привлекая внимание и стремясь вызвать сочувствие одноклассников. А у нас, как известно, кто громче крикнет, тот и «потерпевший». Наконец, Федя сам «формирует общественное мнение» и готовые рецепты «наказания», называя одноклассника жадиной и заявляя, что с ним никто не будет водиться.

Ребята, как водится, живо клюют на эти уловки и начинают защищать провокатора. У них создаётся ложное впечатление, будто это не Федя, а сам Миша «крик подымает» и затевает ссору. Мишу захлёстывает двойная жгучая обида пополам с гневом и стыдом. Воспользовавшись моментом, Федя выставляет себя не только жертвой, но ещё и героем: картинным жестом возвращая заныканное перо. Вдобавок обзывает Мишу плаксой, чем унижает окончательно…

Согласимся: несмотря на несколько устаревшие реалии, ситуация весьма типична, такое случается практически ежедневно в каждой школе. А предупреждён – значит, уже вооружён. Но не спешите быстро ставить диагноз Феде и подсказывать детям правильные реакции. Сперва попробуйте выяснить, как бы они поступили на месте героев этой истории. Для этого предложите им нехитрый тест.

1. Как бы ты поступил в этой ситуации на месте Феди?

A. Положил бы перо на место до того, как Миша это заметит.

Б. Вообще не стал бы брать перо без разрешения, а обязательно спросил разрешения у Миши.

B. Вернул бы Мише перо на перемене и извинился за то, что взял его без спросу.

Г. Поступил бы так же, как Федя.

2. Как бы ты поступил в этой ситуации на месте Миши?

A. Не стал бы просить вернуть перо и сделал вид, что ничего не произошло, но после этого не дружил с Федей.

Б. Сделал бы вид, что ничего не случилось, и продолжал по-прежнему дружить с Федей.

B. Не стал бы просить вернуть перо, но вежливо объяснил Феде, что он поступил неправильно, плохо.

Г. Потребовал бы вернуть перо вежливо, но без всяких объяснений.

Д. Потребовал бы вернуть перо, но вежливо объяснил Феде и одноклассникам, почему и зачем.

Е. Поступил бы точно так же, как Миша.

3. Как бы ты поступил на месте одноклассника Феди и Миши?

A. Не стал бы вмешиваться в ссору ребят – пусть сами разбираются!

Б. Попытался бы выслушать каждого из ребят и поддержать того, кто, по-моему, прав.

B. Поддержал бы и Мишу, и Федю, попробовал их помирить. Г. Поступил бы так же, как одноклассники Феди и Миши.

Теперь разбираем вместе с детьми: каковы же ошибки в поведении Миши? Прежде всего, он тут же взорвался бурными эмоциями и начал сердиться на Федю, а тому только этого и нужно. Затем Миша выглядел жалко и неубедительно, его объяснения потонули в потоке обвинений и криков.

Гораздо лучше было бы дождаться, когда фонтан Фединого «красноречия» иссякнет, выдержать выразительную паузу и начать говорить. Последнее слово за тем, кто сильнее и выдержаннее. Наконец, Миша не настоял на объяснении с одноклассниками, а вместо этого дал слабину и расплакался. Конечно, легко «разбирать полёты», сидя дома с книжкой, но детям (особенно мальчикам) накануне школы всё же надо усвоить: слёзы – худшая реакция в конфликтах.

Одновременно извлекаем уроки и из поведения Феди. Во-первых, не трогай чужое, даже в шутку, даже ради игры. Во-вторых, не умножай зло: не разжигай вражду, не затевай ссору – найдётся немало тех, кто сделает это вместо тебя. В-третьих, никогда не клевещи на товарища – лживое обвинение, по закону бумеранга, вернётся к тебе в другой си туации.

Наконец, сам не наживай себе врагов: если уж обидел кого-то – найди в себе мужество честно признать это и извиниться. Пусть не публично, не перед всем классом, но попросить прощения. Если стыдно выдавить из себя «прости», скажи хотя бы нейтрально: «Я погорячился. Давай не будем ссориться»; «Не злись на меня, ладно? Мы оба крутые».



Рассмотрим другую, типичную уже больше для девочек, проблему из школьной жизни – сплетни, наветы, навешивание оценочных ярлыков. В качестве наглядного примера возьмём рассказ Олега Буценя «Та к или не так?».

«Переехала Нюра на новую квартиру в другой район города. Жаль ей было расставаться со своими друзьями.

В новой школе Нюра никого не знала. Поэтому на уроках она ни к кому не обращалась и к ней никто. Всё присматривалась к учительнице, к школьникам, к классу. На перемене стояла в коридоре около окна одна, не играла, не ходила ни с кем.

Как-то на большой перемене подошла к ней одноклассница Галя и спрашивает:

– Ты ещё ни с кем не дружишь?

– Нет, – отвечала Нюра.

– И я ни с кем не дружу, – вздохнула Галя. – Плохие у нас в классе девочки: Ленка – задавала, Вера – хитруля, Надя – врунья, а Ира – задира.

Почти всех девочек перебрала Галя – все оказались плохими. Только про себя ничего не сказала.

– Просто не знаю, с кем ты можешь подружиться у нас?!

– Не волнуйся, – ответила Нюра. – С кем я подружусь, я ещё не знаю. Зато знаю, с кем мне не надо дружить.

Так или не так?»

Едва ли не в каждом классе, помимо явных задир и зубоскалов, найдутся такие вот девочки Гали – с виду воспитанные и благопристойные, но на самом деле зловредные и противные. Всезнайки и сплетницы, они вводят в заблуждение, путают и ссорят всех, кто попадает под их влияние. Чтобы не стать их жертвой, надо вырабатывать в себе, во-первых, наблюдательность; во-вторых, критичность. Лучше самостоятельно присмотреться к одноклассникам, посмотреть, кто и как общается, кто с кем дружит и не дружит, каковы общие игры, увлечения – чем слепо доверять чужому мнению и делать скоропалительные выводы.

Со всеми, кто хочет «взять тебя в оборот», кто чересчур навязчиво предлагает дружбу, услужливо сообщает «секретные сведения», проявляй осторожность и осмотрительность. Удостоверься сама, что Ленка – действительно задавала, а Вера – хитруля, и решай, как себя вести: найти общий язык или держаться подальше, разоблачать заносчивость и обман или попробовать подружиться. А сплетнице предложи: «Про других ты мне всё подробно рассказала, а теперь расскажи о себе». Если ответом будут самолюбование и хвастовство – сделай вывод: нужна ли тебе такая подружка?

Разбирая с ребёнком эту ситуацию, также предложите ему небольшой тест, которой поможет уточнить и скорректировать позиции, мнения.

1. Как бы ты поступил(-а) на месте Нюры? Выбери вариант (варианты) ответов. Объясни свой выбор.

A. Сразу попытаюсь познакомиться со всеми ребятами, завести побольше друзей.

Б. Попробую для начала подружиться с тем, кто сидит со мной за одной партой.

B. Буду, как Галя, стоять в сторонке и ждать, когда ко мне подойдёт кто-то из ребят.

Г. Подожду, когда ребята на перемене начнут во что-нибудь играть, и попрошу принять меня в игру.

Д. Не буду сразу ни с кем знакомиться. Сначала присмотрюсь ко всем ребятам, а потом попытаюсь сойтись с теми, кто мне особенно понравится.

2. Представь, что в твой класс пришёл новичок. Что ты ему скажешь, как будешь себя вести на месте Гали?

A. Расскажу обо всех ребятах, только не стану всех ругать, а скажу честно – кто плохой, кто хороший и почему.

Б. Как и Галя, расскажу только о плохих ребятах, чтобы знал (знала), с кем точно не надо водиться.

B. Ни о ком из ребят говорить не буду. Сразу подойду к новенькому (новенькой) и предложу дружить только со мной.

Г. Попытаюсь познакомить новичка сразу со всеми ребятами.

Д. Сначала присмотрюсь к новичку и, если мне понравится, подойду знакомиться.

Е. Вообще не стану подходить к новенькому, буду дружить только со старыми друзьями.

Обсудите с ребёнком, как можно определить поведение и характер Гали. Спросите, как бы он сам ответил на вопрос заголовка: «Так или не так?» Попросите придумать свой заголовок к рассказу. Разыграйте небольшую сценку: «Знакомство с одноклассником». Подсказки: спроси у него и назови свои имя и фамилию; познакомь с другими ребятами, скажи о каждом что-то хорошее, доброе; расскажи о новостях, играх, интересных событиях в классе, расспроси о его увлечениях; постарайся увлечь общим делом, занятием, игрой; будь особенно доброжелателен, приветлив, вежлив с новичком.



Не менее типична (особенно среди мальчиков) ситуация, когда кто-то задирается или подначивает без видимой причины. Иногда такие нападки начинаются вроде бы безобидно – как приглашение «померяться силами», предложение «доказать, что ты настоящий пацан», сделать что-то «на спор» и т. п. Но затем это нередко переходит в ссору, а то и в потасовку, драку.

Можно посоветовать ребёнку следовать чёткому алгоритму действий, суть которого – в сглаживании острых углов и угашении агрессии. Сначала пробуем уклониться (проигнорировать вызов, придумать «отмазку» или просто отойти в сторону). Если это не помогает – пытаемся «договориться словами» (приводим аргументы, пытаемся объясниться с обидчиком). И лишь в самом крайнем случае – применяем физическое воздействие.

Причём внушаем детям, что «дать сдачи» вовсе не означает пустить в ход кулаки и хорошенько отдубасить обидчика. Если тот распускает руки и совершенно не понимает «по-хорошему», можно просто оттолкнуть его, но не бить и не ввязываться в драку.




В заключение вернёмся к началу этой главы, где пространство школы сравнивалось со всякими опасными территориями. Пожалуй, всё же самое точное определение – заповедная зона, куда редко должна ступать нога взрослого.

Обсуждая и отрабатывая с ребёнком приёмы коммуникативной самозащиты, следуем принципу «вместе, но не вместо». Необходимо стимулировать самостоятельность детей в поиске общего языка с одноклассниками и минимизировать собственное вмешательство в их взаимоотношения. В минуту тревоги, опасности или затруднения мы непременно должны быть вместе с ребёнком (помогать, направлять, советовать, корректировать), но не решать вместо него проблемы общения.

Вспомним известное изречение: «Если мы желаем добра своим детям – необходимо сделать так, чтобы они как можно раньше научились обходиться без нас». А ещё – не умножать и не преувеличивать возможные опасности. Будущий ученик должен готовиться больше к труду, чем к обороне. Учиться сперва строить мосты, а уж потом – рыть окопы.

 

Поиск

Скоро в школу

Педагогический калейдоскоп

Фефекты фикции

Воспитательный момент

Школа родителей